Перша сторінка
Мапа сайту
Зворотній зв'язок
Персональний сайт Славіка Бігуна
Людяність і оптимізм, професіоналізм і довершеність

ЮрХіт

ЮрФильм. Чужая / Die Fremde / When we leave (Германия, 2010, Ф. Аладаг; С. Кекилли, Н. Шиллер, 119 мин.; рейтинг КП: 6.5; IMDb: 7.6) – фильм о правах человека и «убийстве чести» на примере трагичного конфликта ценностей индивида и коллектива в поликультурном обществе, когда родная "кровь не гуще воды"

08.04.2011

Тема: юридический фильм | legal film

Изучая "иностранное" право через книги, мы нередко воспринимаем всё объективно. Как-то теоретически, оторвано от жизни. Законы Шариата или право туземцев кажутся нам даже чем-то романтичным, забавным. Но более близкое изучение, в частности на примере конкретных дел (историй), насыщенных субъективным восприятием и переживаниями происходящего, помогаю более целостно понять это, уже не так уж однозначное, иностранное право. Один из таких случаев изложен в драме немецкой режиссерки Фео Аладаг «Чужая», представленной Германией в конкурсе на премию «Оскар» 2011, снятой по резонансному «делу Сюрюджу», которое взбудоражило Германию в 2005-2006 гг. (читайте статью в приложении).

Сжигая документы, как мосты

По сюжету турецкая семья эмигрантов живёт в Германии. Отец, мать и четверо детей: по двое сыновей и дочерей. Одна из дочерей – героиня фильма Умай (Сибель Кекилли). Её ещё в школьном возрасте отдали замуж за Кемаля из Стамбула. У них родился сын Чжем, но жизнь не наладилась, рукоприкладство мужа было нестерпимым. Умай решается уехать с сыном к родителям в Германию. И … не вернуться («мы не можем жить вместе. Никогда не сможем»). Вызвав негодование обоих семей, чьи нравы глубоко укоренены в традиционной культуре, она пытается найти выход из ситуации. Приняв западный образ жизни, она ставит себя, своего сына и семью в опасность – считается, что «опозорена честь семьи». Грядёт семейный суд…

Своеобразный суд - молчаливый приговор ...

Немногословность помогает лучше проникнуть ситуации фильма, осознать происходящее. Почувствовать традиции: уважение к старшим, в частности к родителям («Позволь, я поцелую твою руку»), терпение («В жизни не все происходит так, как мы хотим, дочка», «Рука, причиняющая боль, есть рука, которая утешает»), любовь («Когда наступал Сладкий праздник, Мехмет всегда следил за тем, чтобы я выглядела красиво. Причесывал волосы, аккуратно, нежно. Отдавал мне все свои конфеты») и ненависть («Лучше бы она родилась мальчиком»), и своеобразную заботу («Вы должны заботиться обо всех своих детях» [не только о мальчиках]; «Чтобы не случилось, нельзя отнимать ребенка у отца»).

Брат и сестра - она ожидала?

В этом фильме речь идёт о многом. В частности, и о выборе. Сама героиня признаёт, что она «опозорила», «уничтожила достоинство семьи». Она не находит понимание в семье и своей общине, но ей помогает общество. Правда, помощь эта относительна. Как говориться в фильме Умай от этого общества, «возможно, твои родители смогут простить тебя. Но если им придется решать, если им придется выбирать между тобой и общиной, они никогда не выберут тебя». Но, Умай непреклонна: «Они выберут. Когда-нибудь». Режиссер приблизила это «когда-нибудь», сделав свой выбор в пользу Умай, но… изменив* реальность – нашу с вами. Тех, кто ещё остаётся (когда другие уходят) жить в стране, обществе, общине и семье.

(с) Славик Бигун, 7.04.2011

PS. Благодарность Александру Мережко за то, что он обратил моё внимание на этот фильм.

* Что именно изменено – можно понять, посмотрев фильм и прочитав статью, излагающую дело, ставшее лейтмотивом сюжета

 

Цитатник фильма

  • Лучше бы она родилась мальчиком.
  • Ты обещала, что будешь со мной, что бы ни произошло.
  • Веди себя как мужчина! Настоящий мужчина ведет себя подобающим образом!
  • Отец перед телевизором, обращаясь к Умай: Ты смотришь эту передачу дома? / Отец, я дома.
  • Умай, дитя моё, мы тебя очень любим. Ты наша старшая дочь. Но ты отдана Кемалю. Ты замужняя женщина. / Он бьет меня. / Он твой муж. Рука, причиняющая боль, есть рука, которая утешает. Если это было пару раз,  это еще не повод сбегать. / Я не вернусь. Я останусь здесь. / Как ты себе это представляешь? Ты живешь не одна. Мы разве для того тебя растили, чтобы опозорить себя?
  • Путь женщины в исламе прописан. Многое, что позволено мужчине, не позволено женщине («Ты всегда хвалил дядю Бекира. За то, что он выбрал свою дорогу в жизни» / «Я до сих пор так считаю. Но не сравнивай себя с ним» / «Почему?» / «Потому что нельзя сравнивать и всё!»).
  • Ты понимаешь, что ты наделала? Как нам теперь смотреть в глаза людям? Мы должны отдать ему Чжема. Он хочет вернуть сына. / Чжем останется.
  • Она всё разрушила. Всё. Семью, Чжема, нашу честь, меня.
  • Свадьбу Раны отменили. Отец Дюрана не знает что они должны пожениться. Вернись домой! Ради сестры. Он говорит, что наша семья потеряла честь. / Слишком поздно. Я только принесу вам еще больше стыда.
  • Тебе нужно заявить в полицию на Мехмета. Ты разве не понимаешь? / Это моя семья. Ты это понимаешь? / У тебя есть своя семья. Это твой сын.
  • Это мой сын. Его зовут Чжем. Он хороший мальчик. Но из-за того, что он мой ребенок, его не хотят здесь видеть. Как женщина я решила жить одна. Я опозорила вас. Уничтожила достоинство семьи. А сейчас у моего сына тоже нет семьи. Мама, ты всегда говорила кровь гуще воды. Что только вместе мы сильны. Отец! Не бросай нас...прошу!
  • Как ты думаешь это всё закончится? Дело в другом, Умай, и ты это знаешь. Возможно, твои родители смогут простить тебя. Но если им придется решать, если им придется выбирать между тобой и общиной, они никогда не выберут тебя. / Они выберут. Когда-нибудь.
  • Вы глава семьи. Ваши сыновья слушают Вас. Вы пример для них. Вы должны заботиться обо всех своих детях. И о сыне тоже.
  • Да поможет Вам Аллах. / Вы не прислушиваетесь к Аллаху. Он здесь не причем.
  • Ты моя самая большая проблема, Умай. Ты разрываешь мое сердце.
  • Почему нам надо уехать? / Иногда нужно уехать от людей, чтобы найти их снова. … Мы всегда снова находим тех, кого любим. Но когда мы уезжаем, мы должны что-то оставить после себя.
  • Я никогда не хотела причинить тебе боль. Я скоро закончу школу, поступлю в университет. Я встретила любимого человека. Может быть, мы поженимся. Ты можешь гордиться мной. Я люблю тебя. / Прости меня. Прости меня, дочка. Иди. Иди.

 

Статья

Источник:

  • Бігун В. С. Справа Сюрюджу, що сколихнула Німеччину в 2005-2006 рр. // Юридична газета. — 2006. — № 9 (69) (18.05). — С. 16. — Режим доступу: http://www.yur-gazeta.com/ua/oarticle/2216/

Дело Сюрюджу, всколыхнувшее Германию в 2005-2006 гг.


«Убийство ради чести» семьи и сила или бессилие государства в защите своих граждан

13 апреля 2006 Берлин. Местный земельный суд вынес приговор по делу об убийстве Хатун Сюрюджу. Суд приговорил к 9 годам и 3 месяцам лишения свободы ее младшего брата и оправдал двух других. Радостно реагируя на приговор, адвокат, по свидетельствам местной прессы, празднует с семьей убитой. Выходя из зала суда, младшая сестра Сюрюджу, в традиционном мусульманском наряде, символизирует пальцами победу ("V"). А прессе позже заявляет: "Моя сестра в раю. С ней все в порядке ". В прилегающем к помещению суда дворе местной школы, которую посещают преимущественно дети турецких эмигрантов, школьники одобрительно воспринимают новость. Во время стихийной дискуссии в школе один из учеников заявляет, что "проститутка заслужила смерть". Семья подает ходатайство об усыновлении ребенка убитой. Общественность возмущена как убийством, так и решением суда. Некоторые немецкие политики называют его «слишком терпимым» за подобные преступления. Убийца «нарушил такие демократические ценности, как достоинство женщины и ее право на самоопределение», а следовательно, и «сами права человека», - отметил представитель ХДС / ХСС.

Самосуд, суд и осуждение общества

7 февраля 2005 года. Берлин. На автобусной остановке несколькими выстрелами убита 23-летнюю Хатун Сюрюджу - гражданка ФРГ турецкого происхождения. По подозрению задержаны трое ее родных братьев: одного - гражданина ФРГ, двух других - граждан Турции. 13 февраля их арестовано, и 8 июля предъявлено обвинение в убийстве.

Защита избрал стратегию молчания и осторожности. Обвиняемые (подсудимые) молчат. Свидетелей пробуют дискредитировать. Доказательства обвинения - подвергнуть сомнению.

Братья, родители и другие члены семьи давать показания отказались. Между тем, Мелек - подруга одного из братьев и ее мать - тоже турецкого происхождения - начали давать показания. Поступок, достойный похвалы за мужество. В зале суда Мелек была одета в пуленепробиваемый жилет. Ее перекрестный допрос длился более 10 часов.

Судебное рассмотрение дела началось 14 сентября 2005 года и завершился 13 апреля 2006 года - более чем через год после убийства. В судебном заседании адвокат подсудимых зачитал признание в убийстве младшего из братьев - 18-летнего Айян. Суд установил, что подсудимый заманил жертву на остановке, где её убил. По мнению суда, он руководствовался не «корыстными мотивами или иными соображениями», а религиозными убеждениями и представлениями о «должном поведении женщины». В частности, «соображениями семейной чести за не соответствующий мусульманским традициям образ жизни». О содержании последнего чуть позже. Сейчас отметим, что, оценивая эти «соображения», судья Микаэль Дегриф подчеркнул: «не укладывается в голову, чтобы кого были убиты за западный образ жизни».

Суд признал Айян Сюрюджу вменяемым и приговорил к 9 годам и 3 месяцам заключения. По так называемому «молодежному законодательством» ФРГ (относительно лиц до 21 лет), максимальный срок наказания за убийство достигает 10 лет лишения свободы.

Двух братьев (в возрасте 26 и 25 лет, один из которых, как отмечала пресса, изучает право, оправдано ввиду отсутствия убедительных доказательств вины. Осужденный тоже заявлял об их непричастности. Прокуратура доказывала их причастность к организации и пособничестве в убийстве (нашли пистолет, стояли на страже), требуя обоим пожизненное заключение. Суд не согласился, учитывая, что братья долгое время жили отдельно от семьи, а то, что они знали о преступлении, доказано не было.

Убийство вызвало общественное негодование и осуждение в Германии и за ее пределами. Дело Сюрюджу демонстрирует, в частности, остроту проблемы противостояния различных культур и их традиций. Возможно, это убийство можно было бы считать архаизмом, если бы не несколько моментов и вопросов, которые возникают.

Во-первых, подобные убийства случаются довольно часто, в частности, в Германии в среде турок, которые, по официальной статистике, 2,6 миллиона. Что делать государству и общественности, чтобы их предотвратить?

Во-вторых, в глазах немецкой общественности девушку убили за «желание жить как немка», «вести западный образ жизни», не соответствует «мусульманским традициям». Какова суть противоречия, возможно ли ее нивелировать?

В-третьих, способно ли государство (в частности, ФРГ), и каким образом (с помощью правовой системы) защитить фундаментальные права человека, ценности правового государства и общества? Защитить, наконец, самого человека? И другие социальные образования, как семья, имеют последнее слово в решении судьбы человека?

Еще одно «убийство ради чести»

Под «убийством ради чести» («убийство чести», «убийство в защиту чести») понимают причинение смерти человеку с целью устранения позора или защиты чести. Это понятие часто ассоциируется с мусульманскими странами. «Убийство ради чести» - разновидность «преступлений ради чести». Наказанием является смерть: только она способна вполне смыть позор и восстановить «честь». (См: en.wikipedia.org/wiki/Honor_killing)


Жертвой является лицо, опозорившее «честь» семьи: чаще всего женщина, обычно жена, дочь или любовник, которые вступили в недозволенные интимные отношения, в частности, внебрачные. Считается, что решение о наказании (в частности, убийство) на «защиту чести» принимает глава семьи (рода) - после обсуждения с другими членами семьи или семьи. Женщины не имеют «права» голоса и должны молчать. Решение о наказании поручается, как правило, самому младшему из взрослых членов семьи. По закону такие «молодые» признаются несовершеннолетними и получают менее строгое наказание. Часто те, кто совершил «преступление ради чести», считаются в своей среде героями-спасателями «чести» семьи.

Обычно по уголовному закону «убийство ради чести» квалифицируется как умышленное убийство. «Преступления ради чести» могут подпадать под категорию «домашнего насилия» - это понятие, под влиянием западных правозащитных организаций, распространяется и у нас. Кроме того, или, точнее, прежде всего, подобные преступления являются нарушением прав человека. В частности, права на физическую неприкосновенность, уважение чести и достоинства человека, права на жизнь и права на частную жизнь и т.д. В свое время предлагалось в международно-правовых документах зафиксировать осуждение и запрет убийства на «защиту чести» (в частности, в Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (действует с 1981 г., в 1980 г. ратифицирована СССР).

В Европу постоянно поступают новости из стран «арабского мира» о преступлениях «в защиту чести». Иногда это отдельные случаи, порой - лишь эхо одного из многих «жестоких нравов» (отмечается, что в селах Пакистана распространенное традиционное убийство «каро-каро», жертвами которого стали сотни молодых девушек).

«Убийства ради чести» шокируют европейцев. Однако они случаются не только в арабских странах. Исторически такие убийства не признавались преступлениями даже в Европе. Самой сложной является ситуация в странах, где нет эффективной правоохранительной системы. Так, Колумбия считается страной-лидером по количеству нераскрытых убийств женщин, а в 1993-2003 гг в Мексиканском городе Сьюдад-Хуарес были жестоко убиты 290 женщин и более 300 пропали без вести.

В Германии такие преступления тоже нередкость. В частности, среди турецкой части немецкого населения (2,6 млн) Центр помощи женщинам-мигрантам «Папатья» (Papatya) в 1996-2004 гг. зарегистрировал 45 убийств женщин из мусульманских семей, двое из которых - немки, женаты с турками. Части убийств предшествовали обстоятельства «невольничьего бракосочетания». Достоверной статистики правонарушений «ради чести» нет. По известным причинам не все они регистрируются.

Ради какой «чести»? Наслаждение бренно, честь - бессмертна

В мусульманских странах считается, что женщина - носитель семейной порядочности. Ее задача - оберегать "честь", задача мужчины - гарантировать ее.

Конкретнее под «честью» в арабских странах понимается добрачная девственность девушки. В большинстве таких стран половые отношения до или вне брака незаконны и социально недопустимы. Целомудрие - одна из важнейших «добродетелей» не только девушки, но и семьи: ее потеря до брака - позор для всей семьи, в частности, перед будущим мужем и его семьей. Поэтому в арабском мире девушек наставляют ее беречь, говоря о «чести».Как отмечает профессор антропологии Шариф Канаан (Kanaana), предмет контроля главы рода в патриархальном обществе, каким является и арабское, - репродуктивная функция женщины. Женщины рассматриваются «фабрикой выработки мужчин». Итак, «убийства ради чести» - не средство контроля сексуальной власти или поведения женщины. Не случайно и семья Сюрюджу подала ходатайство на получение опекунских прав на сына Хатун.

Следовательно, убийство Хатун Сюрюджу - это не аномалия, а в определенном смысле (к сожалению) закономерность. Она родилась в семье турецких эмигрантов в Германии, где и выросла. Посещала обычную школу, вела привычный для немцев образ жизни. В 16-летнем возрасте ее выдали замуж за дальнего родственника в Турции - против ее воли. Переехав туда, она не смогла смириться с местными обычаями и образом жизни. Обратившись за помощью в посольство ФРГ, она развелась и вернулась с новорожденным сыном в Берлин. Завершила прерванное из-за отъезда обучения в школе и начала получать профессию электротехника. Хатун вела, по определению прессы, «западный образ жизни», «жила как немка».

Разные народы - разные обычаи. И законы

Для Германии дело Сюрюджу - это время определенного пробуждения. Общество осознает, что речь идет не только об особом мусульманский обычай, который не соответствует европейской «шкале ценностей». Люди, мигрируя, приносят с собой собственные традиции. Их изменить непросто, однако некоторые изменения по ним возможны.

Надеемся, что речь может идти о постепенном изменении отношения. Разные народы - разные обычаи, но в среде, которая стремится стать "семьей народов" - говорится о Евросоюзе как «Объединенную Европу», должно существовать осознание того, что речь идет не только о равноправии государств, но и людей. Государство же должно сполна и ответственно нести благородную миссию защиты человека и его прав.

Уже отмечалось, что, по мнению германской общественности, суд вынес «слишком терпимое» наказания. Остается вопросом, остановит мера наказания следующие убийства. Очевидно, нужны и другие меры. Вспоминается, что, реагируя на подобный случай, в 2002 г. упомянутый нами правительство Швеции повысил «брачный возраст» до 18 лет и отказался признавать «несовершеннолетние браки» и «браки по принуждению», заключенные за рубежом. Однако самой главной усматривается готовность самих людей изменить традиции. Готовность изменить отношение.

Хатун Сюрюджу убита в 2005 г. и ничто, ни обычай или традиция, не может оправдать ее смерти. За нее вступились уже после смерти. Следовательно, миллионы немцев проявили свою солидарность с теми, кто еще может стать жертвой таких преступлений.

Однако самым главным усматривается готовность самих людей изменить традиции. Готовность изменить отношение. Эберхарду принадлежат уместны в этом случае слова: "Не бойся врагов - в худшем случае они могут тебя убить. Не бойся друзей - в худшем случае они могут тебя предать. Бойся равнодушных - они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство".

Дело Сюрюджу стало еще одним напоминанием о неравнодушие людей. В ней как в капле воды отразились проблемы мультиэтнического общества и роли права и культуры в решении проблем на пути к более тесному союзу людей и народов на Европейском континенте.

 

Также читать (обзоры других фильмов)





 

Статистика

Rambler's Top100

Створено в
студії

~~ <*))>< ~ fishdesign