Перша сторінка
Мапа сайту
Зворотній зв'язок
Персональний сайт Славіка Бігуна
Людяність і оптимізм, професіоналізм і довершеність

ЮрХіт

ЮрФильм. Дантон / Danton (Франция, ФРГ, Польша, 1983, А. Вайда, драма, биография, история, 139 мин.) – художественный образ политики и права, революционного правосудия и роли личности юриста в истории

30.01.2011

Тема: юридический фильм | legal film

За любой «великой революцией» стоят «великие люди». За французской – в том числе, и Жорж Жак Дантон (1759–1794) – один из них. Считается, что исторически Дантон – один из основателей Первой французской республики, министр юстиции времён Французской революции, первый председатель Комитета общественного спасения. А ещё адвокат Дантон – популярный образ для экранизации, возможно, самый интересный и многосмысловой вариант которой представлен в фильме Анджея Вайды, снятом в 1982 году по пьесе «Дело Дантона» Станиславы Пшибышевской с Жераром Депардье и Войцехом Пшоняком в главных ролях.

Париж. Весна 1793. Французская революция в фазе террора. Робеспьер, председатель Комитета общественного спасения, чтобы удержать власть, идёт на крайние меры. Он считает, что «благополучие страны требует, чтобы мы были гнусными. Мы не можем позволить себе быть справедливыми». Срабатывает идея революционного трибунала, который стал оружием революционного террора и диктатуры. Жертвой этого оружия по иронии судьбы становиться автор идеи революционного трибунала и друг Робеспьера – адвокат Дантон. Его обвиняют в государственной измене. Сам же Дантон пробует остановить террор, но не станет ли он сам жертвой извращения своей идеи?

Адвокат Дантон принимает вызов: «Раз правительство обвиняет нас, мы обвиним правительство!». Дантон на судебном процессе апеллирует к народу, но процессуально это ему, любимцу публики, запрещают. Есть ли у него шанс? Ведь, «это политическое дело. А политика подчиняется механизму, который не имеет ничего общего с правосудием». Как считает сам Дантон, «это политическое дело, а не суд. Это дуэль». Дуэль с Робеспьером, Робеспьером А. Вайды, который не лукавит. Он считает, что правосудие «это божественная добродетель, следовательно, недоступная». А задача революционного трибунала, так к месту придуманного самим Дантоном, быть «орудием наказания всех врагов отечества». Значит: врагов революции.

Фильм «Дантон» – художественный мастер-класс на тему соотношения права и политики, кульминирующем в революционном правосудии. Сам судья Фукье противоречит Робеспьеру: «Я не палач у тебя на службе». «Ты палач, которого требует правосудие. Мы передаем тебе врагов нашей Республики! Твой долг - не судить их, а уничтожать!», – отвечает ему Робеспьер. Дантон негодует: «Это называется правосудием? Это бойня!». Он всё видит: «Я был одним из создателей народного правосудия. Как вы могли предположить, что можете развратить его, а я этого не замечу? Вот еще один, очередной, ваш маневр. Вы посадили нас с известными преступниками, чтобы публика спутала нас с ворами. Браво, поздравляю. Поздравляю, прекрасная идея. Как жалко, что я это раскусил. Что это за пародия на правосудие?» Как чётко подмечает один из героев фильма, «человек имеет права до тех пор, пока он может их сохранять». И как почти по-божественному, как приговор высшего суда, звучат статьи Декларации прав человека и гражданина 1789 года, произносимые мальчиком над головой больного Робеспьера.

Робеспьер в фильме самокритичен: «Видишь ли, дело Дантона – это дилемма. Если мы его проиграем, вся Революция развалится. Если мы выиграем, вероятно, случится то же самое. Но этого я не должен был говорить», – признаётся Робеспьер самому ближнему своему. Дантон «даёт» Робеспьеру три месяца. История это подтверждает и уже к июню 1794 году нет в живых отцов французской революции: Марата, Дантона и Робеспьера. Не пожирает ли революция не только своих детей, но и своих отцов?

Конечно же, фильм «Дантон» многопараллелен. Одна из параллелей – современность. Для фильма – это время противостояния просоветской польской власти Войцеха Ярузельского, воплощённой в образе диктатора Робеспьера, и нового веяния «Солидарности» с другом режиссера А. Вайды – Лехом Валенсой, воплощённым свободолюбивым Дантоном. Хотя сам А. Вайда отрицал такую параллель, отождествляя Робеспьера с Восточной Европой, а Дантона — с Западной, она помогает лучше понять этот фильм.

Фильм – великолепен во многих отношениях. Хотя критиками он был воспринят неоднозначно, наградами его, заслужено, не обделили. Анджей Вайда получил Приз Луи Деллюка (1982), фильм – премию BAFTA за лучший зарубежный фильм (1982), и премию «Сезар» за лучшую режиссуру (1983). Ну, и, конечно же, призы получили Жерар Депардье и Войцех Пшоняк за лучшие актёрские работы (приз МКФ в Монреале).

(с) Славик Бигун, 29.01.2011

Цитатник фильма:

  • Робеспьер: … Дантон вернулся из деревни. Максим, он замышляет переворот. Ты читал? / Ещё нет. / Так вот. Демулен призывает народ бороться против Комитетов. Вот уже три дня Париж говорит только о государственном перевороте и диктатуре. / О ком говорят? / Его имя пока не произносят, но мне кажется … что … / Дантон! Он что потерял голову? / Максим! Максим! Мы избавим Республику от многих бед, послав Дантона на гильотину. И немедленно! / Нет. Дантон – кумир. И, если подумать, по-настоящему он не опасен. / Ну конечно. Если не он, то Демулен.
  • Робеспьер: Правосудие – это божественная добродетель, следовательно, недоступная. Революционный трибунал не может быть правосудием. Он может быть только орудием наказания всех врагов отечества, а не орудием борьбы против преступников.
  • Дантона, виновного больше всех, мы не тронем. Казнить Дантона – это заставить всю буржуазию устремиться в контрреволюцию.  

  • Робеспьер: Благополучие страны требует, чтобы мы были гнусными. Мы не можем позволить себе быть справедливыми

  • Дантон: У меня есть то, чего нет у Робеспьера. Это «Старый Кордельер». С этой газетой у меня в сто раз больше влияния, чем у этого напудренного шарлатана.
  • Филиппо: Это ведь вы [Дантон] придумали Революционный трибунал
  • Дантон: Мне 35 лет, а на вид все 60. Я устал, Филиппо, устал. Я бы хотел уйти от этого, но для этого мне надо покончить с террором, потому что как раз именно я был один из тех, кто ввел его.
  • Робеспьер – Дантон: Ставишь себя над государством? / Каждая незаурядная личность возвышается над массой.
  • Робеспьер: Остановить революционный процесс – это смерть Революции.
  • Дантон: Люди хотят только есть и спокойно спать. Там, где больше нет хлеба, больше нет законов, свободы, правосудия, больше нет Республики.

  • Что ты знаешь о народе? Ничего, посмотри на себя!
  • Робеспьер – Дантон: Ты мечтаешь о власти? / Мне не надо о ней мечтать, она у меня есть! У меня есть власть. Настоящая, единственная власть – улица! Потому что я знаю, что такое улица, я понимаю ее, и она меня понимает, никогда не забывай этого. / Я этого не забываю! Но ты, со своей стороны, не забывай, что чтобы дать счастье улице, я ни перед чем не отступлюсь. / Ты хочешь дать улице счастье! Но ты даже не знаешь, что такое народ! Что ты знаешь о народе? Ничего, посмотри на себя! Ты не пьешь вина, ты пудришь волосы, при виде шпаги ты падаешь в обморок, и, похоже, ты никогда не имел женщину! От имени кого ты говоришь? Ты хочешь сделать людей счастливыми, а сам даже не мужчина! Хочешь, я скажу тебе, что такое народ? Хочешь пройтись со мной по городу? Я уехал в деревню, чтобы подумать и чтобы всё пересмотреть с самого начала. И я скажу тебе честно, очень честно: предпочитаю сдохнуть на гильотине, чем быть палачом.
  • Дантон – Робеспьер: Если ты будешь упорствовать, Максим... Видишь эту голову? Чувствуешь шею? Что ж, именно тебе придется ее отрубить. Извини.

  • Друг – Дантону: Я только что из Комитета, я разговаривал с секретарем! Тебя обвиняют в государственной измене.
  • Камилл: Замолчи! Я тебя не боюсь. Когда борешься за свободу, смерть не кажется такой ужасной. Возможно, это та цена, которую надо заплатить.
  • В выступлении Конвента: Мы должны проголосовать за обвинительный приговор, даже не выслушав обвинительного акта Сен-Жюста.
  • Робеспьер – член чрезвычайного комитета: Прекращаем искать. / Нет, ты не можешь. У нас только 7 присяжных. / Ну и что? / Закон требует 12-ти. / Но у тебя нет 12-ти? / Нет. У меня их только 7! Ну что ж, если у тебя их только 7, будем довольствоваться семью. Мы посмотрим, найдутся ли у Конвента силы отдать Дантона правосудию или же, наоборот, он оспорит обвинительный акт, составленный Сен-Жюстом. Да, нужно взять под сомнение обвинительный акт.

  • Робеспьер – Конвенту: Те, кто кричат: "Да здравствует Дантон!", не считают ли они, что этот человек заслуживает исключительного правосудия? И если да, требуйте упразднения Комитета общественного спасения и судите нас. Нам не в чем упрекнуть Комитеты. Да здравствуют Комитеты!
  • Заключенный: Когда смерть совершенно неизбежна, вдруг перестаешь мучиться.
  • Но мы можем выиграть суд. / Нет. Это политическое дело. А политика подчиняется механизму, который не имеет ничего общего с правосудием.

  • Человек имеет права до тех пор, пока он может их сохранять.
  • Дантон: Нет, это политическое дело, а не суд. Это дуэль.
  • Дантон: Раз правительство обвиняет нас, мы обвиним правительство!
  • Дантон: У нас будет один судья: народ! И тогда если нам удастся посеять семена сомнения в народе...
  • Дантон на суде: Народ Франции! Что у меня общего с этим сбродом, рядом с которым меня посадили? Ничего! Кто осмелился посадить этих воров рядом со мной? Мы, передовой отряд Революции, на одной скамье с преступниками! Что это значит? / Вам еще не давали слова, Дантон!
  • Обвинитель – Дантон: Шабо, Делонэ, Базир, Фабр, вы обвиняетесь в создании партии, задачей которой был подкуп представителей народа, чтобы облегчить бунт аристократии благодаря золоту, полученному Компанией Индии путем мошеннических финансовых спекуляций. Демулен. Филиппо. Дантон. ...да, и Дантон - не более безупречны, чем те, чьи преступления я только что перечислил. / Обвинительный акт! Ты называешь это сплошное враньё обвинительным актом! … Ты хочешь, чтобы я запачкал свой рот ответом тебе?

  • Дантон – судья (Фукье): Ты слишком торопишься, Фукье! Разве я сказал, что закончил? Если вы надеетесь обратиться к публике, знайте, что закон это запрещает. Трибунал учредил я, так что я его прекрасно знаю! Даю вам слово! / В последний раз? / Да. / В последний раз! Франция! / Вы не имеете права обращаться к публике. / В течение пяти лет я был твоим вождем и товарищем! Мое имя стоит на каждой странице твоей истории! Это правда или нет? / (из зала) Да! Это правда! Да здравствует Дантон! / Тебя обвиняют во взяточничестве и продажности. Продажности? Продажности! Но такой человек, как я, бесценен! / Мне придется прервать заседание! / Не ждите от революционера невозмутимой защиты! Я буду говорить целый день, если надо. Я буду кричать! И мой голос услышат! / Закон запрещает обвиняемым напрямую обращаться к публике. Займите свое место. / Вам хотят внушить, что судебный процесс уже закончен, тогда как он только начался! Чем смелее человек, тем более ожесточенно хотят его гибели! Это верный метод! (из зала) Давай, Дантон! Говори дальше! / Послушайте! Послушайте! Когда человека хотят погубить, его обвиняют во всех преступлениях. Этот метод стар, как мир, но я вижу, что его улучшили в наше время. Вас хотят заставить забыть закон под предлогом служения ему. Закон дает влиятельным людям иллюзию того, что страх, всегда соседствующий с властью, исчез. Праведники во все времена мешали политике, и сегодня более, чем всегда. Почему меня надо убить? Только я один могу ответить! Меня надо убить, потому что я искренен. Меня надо убить, потому что я говорю правду. И меня надо убить, потому что я внушаю страх! Вот три причины, которые сами по себе приговор, которые ведут к убийству честного человека.
  • Дантон: Я был одним из создателей народного правосудия. Как вы могли предположить, что можете развратить его, а я этого не замечу? Вот еще один, очередной, ваш маневр. Вы посадили нас с известными преступниками, чтобы публика спутала нас с ворами. Браво, поздравляю. Поздравляю, прекрасная идея. Как жалко, что я это раскусил. Что это за пародия на правосудие? А свидетели, где наши свидетели? Мы имеем право на свидетелей. Где они? Народ Франции, Трибунал - это ты!
  • Дантон: Это называется правосудием? Это бойня!
  • Судья Фукье – Робеспьер: Максимилиан, Максимилиан, ты не можешь такое сделать. / Фукье, если мы отступим хоть на шаг, мы все погибнем. Я ведь судья? Я не палач у тебя на службе. / Ты палач! На моей службе - нет! Но на службе народа. Ты палач, которого требует правосудие. Мы передаем тебе врагов нашей Республики! Твой долг - не судить их, а уничтожать! / Да, но право уже не на вашей стороне. / Когда речь идет о благе Республики, не забывай, никогда не забывай, что тогда у нас все права. / Еще одно слово, Фукье, и арестуют уже тебя! / Мы еще об этом поговорим.

  • Дантон (шутит): Нет, я вспомнил слова папаши Гильотина: «Когда падает нож, вы ничего не чувствуете, ничего, только приятное ощущение свежести».
  • Робеспьер: Видишь ли, дело Дантона - это дилемма. Если мы его проиграем, вся Революция развалится. Если мы выиграем, вероятно, случится то же самое. Но этого я не должен был говорить.

Интересно

  • Дантон – популярный образ для экранизации. В 1970 году вышел телевизионный фильм (Дантон / Danton (Великобритания, 1970, Д. Дейвис)) с Энтони Хопкинс в главной роли. Ещё раньше в 1921 и 1931 году одноименные фильмы вышли в Германии (Дантон / Danton (Германия, 1931, Г. Берендт. 92 мин.), Дантон / Danton (Германия, 1921, Д. Буховецкий, 60 мин.)

Ключевые слова

  • Ключевые слова (фильм «Дантон»): 1780-е 1790-е Азартные игры Амнистия Арест Аристократ Бегство Бедность Бунт Буржуазия Вино Восстание Выпивка Гильотина Голодание Государственный переворот Гражданство Девочка Деспот Дети Детская нагота Диверсия Диктатор Диктатура Дождь Друг Дружба Забастовка Заключенный Закон Извинение Измена Имя персонажа в оригинальном названии Инвалидное кресло Интрига Испытание Казнь Конспирация Крестьянин Криминал Кровь Купание Лжец Ложь Лошадь с повозкой Мир (спокойствие) Младенец Младенческая нагота Модель Молва Мужская нагота (вид спереди) Мятеж Нагота Обвинительный акт Обезглавливание Обнаженный мужчина Отношения мужа и жены Отношения мужчины и женщины Отсечение головы Парень Париж, Франция Парикмахер Патриотизм Печатный станок Пища Плач По мотивам пьесы Полисмен Политика Полиция Пощечина Пощёчина Правительство Предатель Предчувствие Принтер Принятие пищи Присяжные Присяжный заседатель Пропаганда Проститутка Равенство Распитие Революционер Революция Резня Речь Свидетель Свобода Сила Слезы Смерть Собака Спиритический сеанс Справедливость Стирка Страдание Страх Судьба Судья Террор Терроризм Типография Толпа Трибунал Тюремное заключение Тюремный охранник Тюрьма Убийство Унижение Франция Французская армия Французская история Французская революция Французский солдат Хлеб Художник Цветок Чувство вины Шарлатан
  • Keywords (Danton, film 1982): 1780s 1790s Amnesty Apology Aristocrat Arrest Artist Baby Barber Based On Play Bastille Paris Bathing Beheading Blood Bourgeoisie Boy Bread Camille Desmoulins Character Name In Title Charlatan Child Nudity Children Citizenship Conspiracy Coup Criminal Crying Danton Death Decapitation Despot Dictator Dictatorship Dog Drink Drinking Eating Equality Execution Face Slap Fate Fear Flower Food Foreboding France Free Press Freedom Freedom Of The Press French Army French History French Revolution French Soldier Friend Friendship Gambling Girl Government Guillotine Guilt Hand Slap Heron Horse And Carriage Humiliation Husband Wife Relationship Indictment Infant Nudity Insurrection Intrigue Jail Judge Juror Jury Justice Law Liar Liberty Lie Male Female Relationship Male Frontal Nudity Male Nudity Massacre Mob Model Murder Nudity Orator Paris France Patriotism Peace Peasant Police Policeman Political Alliance Politics Poverty Power Printer Printing Press Printing Shop Prison Prison Guard Prisoner Propaganda Prostitute Quail Rain Reference To Machiavelli Reign Of Terror Revolt Revolution Revolutionary Riot Robespierre Rumor Runaway Séance Speech Starvation Strike Subversion Suffering Tears Terror Terrorism Traitor Treason Trial Tribunal Washing Wheelchair Wine Witness




 

Статистика

Rambler's Top100

Створено в
студії

~~ <*))>< ~ fishdesign